Campaign Insider
Избирательные кампании

Как признание Meta* экстремистской организацией отразится на выборах и кандидатах?

Meta* - экстремисты. Крупнейшая платформа в лице FaceBook и Instragram больше не доступна в России. Можно ли пользоваться соцсетью теперь?

По иску Генпрокуратуры Тверской районный суд г. Москвы признал компанию Мета* экстремистской организацией и запретил её деятельность на территории России. Это значит, что под запрет также попадают и продукты компании – Фейсбук и Инстаграм. Внятного ответа на то, будет ли касаться административная и уголовная ответственность пользователей, пока нет: есть лишь предположения и гипотетическая опасность.

С уверенностью можно сказать только одно – для будущего избирательного цикла признание компании Мета* экстремистской организации – это сродни «чеховскому ружью», которое может выстрелить. А если может – значит обязательно это сделает.


Предыстория


В 2021 году прошли выборы в Государственную думу. За 13 дней до принятия решения об их назначении, был принят закон с ограничением пассивного избирательного права. Не мог быть избран гражданин, причастный к деятельности экстремистской организации. Важное уточнение - по решению суда.
Этот закон внёс поправки в другие акты:

- основной Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав…»
- Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы…»
Под ограничения попадали не только руководящие лица организации, но и участники, члены, работники или «иные лица, причастные к деятельности…». Важное нововведение – лицо может стать «причастным» за действия, которые были совершены за несколько лет до вступления в силу судебного решения о признании организации экстремистской. Для руководящего звена – три года, а для участника, члена, работника и «иного лица» - за год. Иными словами, ограничения обладают обратной силой и охватывают действия гражданина, совершённые ДО признания организации экстремистской.

Что значит "причастность" к экстремистской организации:
  • непосредственная реализация целей и (или) форм деятельности, которые стали причиной признания организации экстремистской;
  • выражение поддержки высказываниями, в том числе в сети «Интернет»;
  •  иные действия, например, предоставление денежных средств, имущественной, организационно-методический, даже консультативной или иной помощи.

Чтобы стать «причастным» необходимо два условия: первое – вступившее в законную силу решение суда о признании организации экстремистской, второе – вступившее в законную силу решения суда, которое устанавливает «причастность» конкретного лица.
Сама норма очень размыта: кто такие «иные лица», в чем заключается «иная помощь» и насколько теперь опасны консультации «экстремистским организациям» - до сих пор остаётся непонятным.

Правовая неопределённость формулировок привела к тому, что «причастными» признавались без соблюдения нескольких условий. Одно из известных электоральных снятий 2021 года – отмена регистрации кандидата в Госдуму восьмого созыва от «Яблока» Льва Шлосберга. «Причастностью» кандидата суд посчитал участие Шлосберга в несогласованном шествии 23 января 2021 года в г. Псков, которое было организовано «Штабами Навального» (которые признаны экстремистской организацией).

Короче говоря, суд посчитал, что судебного решения о привлечении Шлосберга к административной ответственности в январе достаточно, чтобы считать его «причастным» Суд в своём решение указал, что нет специальных требований к производству. То есть, "причастным" можно стать в рамках практически любого административного дела. Специальная процедура для этого не нужна.

Аналогичный подход использовали суды и в других делах по вопросу о «причастности» в период избирательных кампаний 2021-го года. Всего насчитается с десяток похожих дел, в которых кандидаты лишались своей регистрации без шансов победить.


В чем опасность для грядущих избирательных кампаний?


Регулирование «причастности» носит неопределённый характер. Если кандидат взаимодействовал с запрещёнными организациями, его снятие возможно заложить в потенциальные риски. Но в случае с Мета* всё становится совершенно непредсказуемо.
Первое – норма не уточняет, кто именно может стать «причастным». Согласно закону, кроме руководящего звена организации, ограничения касаются многих лиц: участников, работников, членов, а также т.н. «иных лиц». Несмотря на очевидность понятий участник, работник, член, они употребляются в избирательном законодательстве не совсем так, как в уголовном.

Конструкция предполагает, что лицо можно признать «причастным» без привлечения к уголовной ответственности. Если лицо всё же было привлечено к уголовной ответственности – это уже совершенно иная ограничительная норма. Обычные пользователи продуктов Мета* вероятно подпадают под понятие «иных лиц», хотя под определение «членов» можно подвести и тех, кто ведёт какие-либо специальные группы в Фейсбуке.

В любом случае, в зоне риска потенциально находится любой кандидат, который в течение года до вынесения решения о запрете Мета* активно пользовался инструментами соцсетей: выкладывал сториз, писал посты, вел группы, покупал рекламу и т.д. Доказательством «причастности» может выступить абсолютно любой из этих фактов.

Отдельного внимания заслуживают «члены коллегиального руководящего органа», к которым можно отнести даже российских владельцев акций Мета*, но, напомню, от всех зарубежных акций кандидатам всё равно придётся избавиться.

Второе, нет понимания, за какую деятельность можно стать причастным. Теоретически, под «причастность» могут попасть и многие системные кандидаты, которые покупали рекламу инстаграм-аккаунтов. Конструкция «причастности» позволяет признать таковой практически любую деятельность гражданина, если хоть как-то соприкасалась с экстремистской организацией.

В законе есть чёткое правило: причастность определяется целями или формой деятельностью, за которую организация получила статус экстремистской.

Возникает вопрос: а считается ли использование лицом продуктов компании Мета* «непосредственной реализацией целей и форм деятельности»? С учётом того, что организация действовала на основании своих «Правил пользования». Используя Инстаграм, может ли гражданин способствовать целям и формам деятельности экстремистской организации?

Точно также сохраняется неясность в части «выражения поддержки высказываний, в том числе в сети «Интернет». Главное требование в части «высказываний» - чтобы они соответствовали целям и формам деятельности, в связи с которой организация признана экстремистской. Может показаться, что речь идёт только об одобрении действий Фейсбук и Инстаграм в отношении россиян, однако судебная практика в делах «причастных» показала, что суды практически не выясняют причинно-следственную связь. Так, одним из подтверждений «причастности» Льва Шлосберга служил ряд суждений и размышлений о митингах и шествиях в Пскове. Суды посчитали их одобрением деятельности экстремистской организации, хотя она там практически не упоминалась.

Третье – от «причастности» вряд ли спасёт удаление аккаунта. Норма о «причастности» не предполагает исключения по причине того, что аккаунт, информация о нём или записи были удалены: важно лишь однократное взаимодействие в течение года, независимо от количества постов или вложенных средств. Условно, даже 200 рублей, потраченные в запрещённых продуктах Мета*, и исчезающая через 24 часа сториз Инстаграмма, могут стать причиной для признания «причастным» и, как следствие, - сносу кандидата. Как и в случае с судебной практикой по иноагентам, закон не использует дифференцированный подход к такого рода санкциям и ограничениям.

Даже 200 рублей, потраченные в запрещённых продуктах Мета*, и исчезающая через 24 часа сториз Инстаграмма, могут стать причиной для признания «причастным» и, как следствие, - сносу кандидата.

Остаётся главный нюанс – это требование о необходимости судебного решения, которое фиксирует причастность. Если строго следовать норме закона, без него лишить лицо права избираться нельзя, а одного решения о признании экстремистской Мета* – недостаточно. Здесь своеобразной первопричиной может выступить привлечение к административной ответственности за комментарии и высказывания в Фейсбуке или Инстаграмме, при том независимо от его содержания и направленности.

Злоключение и рекомендации


Признание Мета* экстремистской организацией – это не просто запрет соцсетей, это признание экстремистской целой международной коммерческой структуры, продуктами которой пользовались многие публичные лица России, независимо от политической принадлежности. При таком раскладе юридическая конструкция «причастности» может коснуться практически всех: в отличие от признанных ранее экстремистских организаций, Фейсбук и Инстаграм охватывают куда большее число участников и пользователей.
Соответственно, потенциальные риски растут для любого кандидата, который активно ведёт свои соцсети. Как именно поступит правоприменитель? Могу предположить, что чеховское ружьё «причастности» в совокупности с неопределёнными формулировками и отсутствием устоявшейся судебной практики может «выстрелить» в отношении любого кандидата, при том достаточно непредсказуемо.

Достоверно сказать можно только одно: такие дела будут неизбежно. Чтобы минимизировать риски, потенциальным кандидатам можно поступить следующим образом.

Во-первых, после признания компании Мета* экстремистской не стоит активно вести аккаунты в Фейсбук и Инсте или покупать там какую-либо рекламу. Соответственно, если покупка рекламы уже запущена и продолжается в автоматическом режиме – её лучше отключить. Рекомендация касается не только политических публикаций, но даже сториз или постов о бытовой или семейной жизни.

Во-вторых, если вы вели какую-либо активность после признания Мета* экстремистской – данные об этом лучше стереть (заархивировать), а также отключить автоматические репосты во все свои соцсети.

В-третьих, продукты компании Мета* не следует использовать в период предвыборной агитации, даже если это не влечёт расходов из средств избирательного фонда. Соответственно, все агитационные материалы не только не должны содержать логотипов Фейсбука и Инстаграма, но и ссылок на аккаунты. Аналогично не следует «играть» с логотипами, похожими на логотипы продуктов компании Мета* до степени смешения.

*Meta (FaceBook и Instagram) признана экстремистской организацией на территории Российской Федерации.

Иван Брикульский,
политический юрист